суббота, 31 марта 2018 г.

Идиллия и столы.

Доброго дня!

Хорошо, что свой проект "Культура России" я не ограничивала по срокам, а то уже с десяток раз сорвала бы все дедлайны:) Вот и сегодня написать собираюсь не про Брянскую область, а про роман Адальберта Штифтера "Бабье лето". Я не могу вспомнить, как и где я про него узнала. Полагаю, там говорилось что-то о том, что это - классик австрийской литературы, а книга - образец реалистического романа, описывающий одну судьбу на семистах страницах. Как-то получилось, что мне хватило соединения этих факторов: немецкоязычная классика, большой объём, судьба-судьбинушка главного героя, для того, чтобы начать читать с воодушевлением. Давно я так не ошибалась.


Я даже не могу назвать это романом, для меня книга Штифтера - затянувшаяся (сильно так затянувшаяся) пейзажно-интерьерная зарисовка. У меня создалось впечатление, что вся книга затевалась ради бесконечных описаний интерьеров, столов, перил, деревянных панелей, стульев, порогов, дорожек в садах, ровненьких грядочек, птичьих гнёзд, холмов, гор, лесов...ну, думаю, вы поняли. Собственно, герои понадобились автору только для того, чтобы как-то обосновать перемещение от одного пейзажа к другому, из одной комнаты - в другую. Ну, а что, герой же - человек, он может ходить ногами по разным комнатам и разным лесам. 

Правда, иногда для того, чтобы оправдать перемещения персонажей Штифтеру приходилось создавать определённые диалоги. Лично я этот процесс вижу так: Штифтер в задумчивости размышляет, что герою нужно попросить разрешения хозяина дома, чтобы туда попасть и дать наконец-то автору возможность описать немного интерьеров после двадцати страниц пейзажа. Бинго! Почему бы так и не написать: можно ли у Вас остановиться? А что, все так делают, конечно. Так Штифтер писал диалоги: как будто, это не сам диалог, а - пересказ того, что герои должны сказать друг другу, чтобы двинуться дальше.

Конечно, нельзя отказать автору в попытках создать что-то вроде характеров персонажей. В общем, если кратко обо всех героях - они все мо-лод-цы! Они хорошо учатся, много занимаются саморазвитием, грамотно расходуют свои деньги и приумножают капиталы, родители прислушиваются к детям, дети уважают родителей. Иногда герой делает что-нибудь не совсем идеально. Например, он рисовал интерьер и не совсем верно изобразил перспективу. Отец ему на это указал и герой исправил, потому что отец был прав. Вот так хорошо и живут. Все тонко чувствуют, когда сказать, когда промолчать, берегут чувства друг друга и чужие книги. 

Вероятно, вы заметили, что я ни разу не назвала имя героя. Между тем, оно у него есть, его зовут Генрих. Мы это узнаём ближе к концу романа. Примерно тогда, когда Штифтер решил разнообразить сюжет любовной линией. Право слово, лучше бы он этого не делал. Повествование ведётся от лица молодого человека, который и оказывается счастливым влюблённым. Не скажу, что у меня много опыта в подобных делах, но что-то мне подсказывает, что перед тем, как люди признаются друг другу в любви, между ними что-то происходит. Что-то большее, чем совместное пребывание на страницах одного романа. У человека происходит какая-то внутренняя работа. У человека, но не у героев Штифтера. Те просто объясняются в любви и счастливо готовятся к свадьбе. 

Возможно, я просто прочитала эту книгу не в том месте и не в то время.  

Ваш Лосось.

3 комментария:

  1. Премудрый пескарь1 апреля 2018 г., 13:05

    Видимо, я читал эту книгу там же и тогда же, поскольку впечатление от нее у меня осталось практически идентичное Вашему. Очень затянуто, скучно и совершенно бессодержательно. Одним словом, Людвига Тика на нее нет, если Вы понимаете, о чем я:)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да уж, думаю, Тик пересказал бы это на куда как меньшем количестве страниц:)

      Удалить
    2. Этот комментарий был удален автором.

      Удалить